http://s0.uploads.ru/t/BO5dz.jpg
Сексуальный аппетит у мужчин приходит с экзотикой. Правда, иногда аппетит уходит - экзотика бывает разная!
Я не мучился, подобно некоторым, как провести десять праздничных дней в январе. Слетал в Сурабайю - второй по величине город Индонезии. Не скрою, посетив в свое время трижды Таиланд, стал завсегдатаем массажных, саун и прочих узаконенных точек местной любви. Нашел эти радости и в Сурабайе. Маленькие ласковые индонезийки могут поднять настроение на высоту райских кущ. Я радовался жизни и не ждал обломов.
К концу поездки мне захотелось еще большей экзотики. Когда ехал в такси в гостиницу - сдуру высказал эту мысль вслух. Водитель мгновенно откликнулся: "О`кей, экзотик!" - и мы куда-то шустро свернули с освещенного проспекта. Вскоре неоновые огни остались далеко.
Неожиданно водитель резко затормозил. Открыв дверцу, я посмотрел по сторонам... и похолодел. Блин, да это же кладбище!!!
Со стороны ворот к нам стремительно приближалась какая-то тень.
"Герлз? Каман, гоу!" - немолодая и полная женщина взяла меня за руку. Я попытался было объяснить, что трахать трупы, может, и экзотично, но не мое! В ответ мне лишь улыбнулись.
Глаза, пока мы шли, привыкли к темноте, я стал различать большие и маленькие надгробные камни. И вдруг один камень рядом со мной зашевелился... Женщина залопотала что-то бодрое и успокоительное и, снова схватив меня за руку, подвела поближе. На камне лежало существо женского пола. Молодая, но по индонезийским понятиям уже совсем не первой свежести. Яркий макияж, какая-то набедренная повязка, узкий лифчик. Она потянулась, застежка лифчика с треском лопнула, наружу вывалились тяжелые груди.
Поелозила попой по камню, приподнялась коленками вверх, раздвинула ноги. Заулыбалась: "Хэллоу!" Я отрицательно покачал головой.
Секс на кладбище
Мадам тут же потянула к следующей могиле. Там сидели двое и развлекались с грудями друг дружки. Мне снова категорически не захотелось. Провожатая обладала хорошим терпением, видно, ошеломленные клиенты не сразу осваивались в этой обстановке. Она водила меня от надгробия к надгробию, предлагала девушек и тетенек. Потом настала очередь транссексуалов - хорошеньких и не очень, одетых и полураздетых... На любой вкус и цвет!
Но мне вообще расхотелось предаваться плотским радостям в этом местечке. Бандерша не обиделась, но запросила пять долларов, типа за беспокойство. Я полез с расспросами. И вот что выяснил.
Оказалось, работа на кладбище - это конец карьеры проститутки. Туда идут те, кого бракуют улица, ресторанчики и бордели. То есть - самые старые и страшные (опять напоминаю, это по индонезийским меркам; женщинам, которых я видел, не больше двадцати пяти - тридцати). Стоят их услуги пять долларов, о презервативах тут вообще не вспоминают.
И еще один интересный факт: большинство кладбищенских проституток - девушки, потерявшие невинность до свадьбы, которых выгнали с позором мужья. Кстати, часто выгоняют и первых жен - в Индонезии процветает полигамия!